kommari: (Default)

Я немного виноват перед теми (немногими), кто следит за приключениями котов, псов и коммунистов. Один флэшбек оказался пропущен.

Вся история тут.
---------------------------------------------------------------

«Если меня укокошат, я Вас прошу издать мою тетрадку…»

В.И.Ульянов-Ленин, 1917.

Штаб Петроградского военного округа. Отделение военной контрразведки.

- Господин полковник, господина-товарища Ленина доставить в целом виде? Или в разобранном? – в заключение спросил поручик.

Полковник слегка улыбнулся:

- Если с арестованным что и случится во время задержания, а с немецким шпионом случиться может что угодно, то, как мне почему-то кажется, никаких упреков с нашей стороны не поступит. Тем более что фигурант, говорят, обладает исключительными ораторскими способностями и мне бы крайне не хотелось, чтобы он распропагандировал вас, поручик, или нижних чинов… А возмущение сотоварищей Ленина его уже не воскресит.

Поручик понимающе улыбнулся, отдал честь и удалился.

Ему и его людям нужно было ехать в Сестрорецк. Поэтому они поспешили на Финляндский вокзал.

В это же время – то есть ранним утром – в паре километров от того же Сестрорецка, к берегу пристала лодка. Из нее вышли три человека в штатском. Несмотря на штатскую одежду, внимательный наблюдатель заметил бы их военную выправку.

Эти люди проделали длинный путь. Дирижабль, вылетевший ночью из Шотландии, доставил их до финского побережья, где они пересели на лодку и гребли всю ночь.

Сойдя на берег, они вытащили свою лодку, отнесли ее в лесок и спрятали в кустах, закидав сверху еловыми лапами.

Затем старший по возрасту и, явно, по званию, сказал своим спутникам на английском:

- Господа, наступает самый ответственный этап нашего предприятия. Наш источник – это, кстати, пёс, но не удивляйтесь, он яростный противник русских радикалов-социалистов, сообщил, что господин Ленин прячется в шалаше из сена. Возможно, он не один. В таком случае застрелить придется и тех, кто с ним. Иначе и у нас, и у правительства Его Величества могут возникнуть никому не нужные проблемы. Вам ясно?

- Да, сэр! – в один голос ответили его спутники.

Человек посмотрел еще раз на карту и указал рукой направление.

- В путь, господа!

***

Англичане долго наблюдали за шалашом, но никаких признаков присутствия его обитателей замечено не было. Руководитель отряда принял решение проверить их наличие.

Внутри были найдены следы того, что обитатель или обитатели находились в сооружении из сена совсем не так давно. Примус был еще теплым, а на импровизированном столике из досок лежала тетрадка.

Руководитель группы взял ее, с сильным акцентом прочитал по-русски:

- «Николай Ленин. Государство и революция.

С учением Маркса происходит теперь то, что не раз бывало в истории с учениями революционных мыслителей и вождей угнетенных классов в их борьбе за освобождение. Угнетающие классы при жизни великих революционеров платили им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой злобой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. После их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, так сказать, канонизировать их, предоставить известную славу их имени для "утешения" угнетенных классов и для одурачивания их, выхолащивая содержание революционного учения, притупляя его революционное острие, опошляя его. На такой "обработке" марксизма сходятся сейчас буржуазия и оппортунисты внутри рабочего движения. Забывают, оттирают, искажают революционную сторону учения, его революционную душу…»

Он положил листки обратно, сказал своим людям теперь на английском:

- Джентельмены, мы в правильном месте. Вопрос только в том, куда делся хозяин? Я предлагаю подождать. Судя по всему, он вернется.

***

Поручик и его люди приблизились к шалашу со стороны леса. Их вел здоровенный пес, который, собственно, и сообщил контрразведке Петроградского военного округа о том, где скрывается опасный государственный преступник и шпион кайзера Вильгельма Ульянов-Ленин. На краю леса все, включая пса, залегли. Поручик достал бинокль.

Через некоторое время он заметил, что в шалаше есть какое-то движение. Еще через некоторое время было зафиксировано, что там находится не менее трех человек.

- Немцы, - сказал поручик. – Господа, я не знаю, там ли Ульянов, но эти точно не наши. Рожи явно европейские.

Он достал браунинг, проверил его.

- Что будем делать, ваше благородие? – спросил один из его подчиненных.

- Брать будем, - сказал поручик. – Немецкие шпионы, с поличным возьмем. Даже если Ленина там нет, не беда. За такую добычу всем по Георгию, а большевикам уже никогда не очиститься. Крышка им. Немецкие шпионы прямо на блюдечке.

Все вытащили оружие, привели его в состояние боеготовности. Поручик выступил вперед и крикнул по-немецки:

- Сдавайтесь, вы окружены, сопротивление бесполезно!

***
Отдыхавшие в шалаше англичане услышали немецкую речь.

- Гунны! – крикнул один, и все трое, выхватив оружие, выскочили из шалаша, открыв огонь по людям, бегущим навстречу.

Перестрелка была короткая, но ожесточенная. Сошлись профессионалы, поэтому через несколько минут все, и нападавшие и обороняющиеся, были либо мертвы, либо ранены.

Стрельба утихла.

Из кустов выполз пес, осмотрел поле брани, потом неспешно затрусил к шалашу. На стоны раненых он внимания не обращал, подбежал к столику, на котором лежала тетрадь, взял ее в зубы, и так же не спеша, убежал в сторону Сестрорецка.

***

На вокзале Сестрорецка, среди возвращающихся в Финляндию моряков, сезонных рабочих и прочего люди стояли четверо мужчин.

Поезд на Гельсингфорс ожидался с минуту на минуту.

- Товарищ Эйно, - сказал один из мужчин. Говорил он с легкой картавостью. – Когда я собирал вещи, я не нашел одну тетрадку. Там кое-что важное, так что, когда мы уедем, вы не могли бы вернуться к нашему шалашу и поискать ее? И, если найдете, передать мне.

- Хорошо, Владимир Ильич, - ответил другой мужчина. Он говорил с очень сильным финским акцентом.

В этот момент раздалось рычание. Все повернулись.

За ними стоял большой пес, в зубах у него была тетрадка.

- Матёрый! – радостно воскликнул человек, которого звали Владимиром Ильичём. – Нашел-таки мою тетрадь. А мы сделали всё, как ты просил, то есть унесли ноги как можно быстрее.

Пес кивнул.

Человек бережно взял тетрадь, положил в свой вещевой мешок.

- Там какие-то звуки были, похожие на стрельбу, - задумчиво сказал один из мужчин. Его отличала пышная шевелюра. – Все в порядке?

- Все в порядке, товарищ Зиновьев, - сказал пёс. – Теперь все в абсолютном порядке.

Мужчины знали пса очень хорошо. Еще когда они жили в Швейцарии, он не раз пересекал всю Европу и даже линии фронта, неся в своем наспинном планшете из кожи самые важные указания заграничного руководства большевистской партии своим сторонникам в Российской Империи. И, наоборот, из России в Швейцарию.

- Матёрый, - Владимир Ильич потрепал пса за ухом, - Я должен извиниться перед тобой. Ты был прав, Малиновский все-таки оказался провокатором.

Пес вильнул хвостом. Прорычал:

- Ничего страшного. Это с любым может случиться.

Мужчина похлопал рукой по своему вещевому мешку.

- Я, собственно, об этом и писал в той тетради, что ты принес. Что после победы социальной революции и установления власти трудящихся не должно быть никаких тайных полиций, отдельных от рабочего класса. Что защита революции должна быть делом каждого, потому что полицейщина, даже в форме революционных Комитетов Общественной Безопасности по примеру французских якобинцев 93-го года, легко может выродиться в произвол отдельных лиц, спровоцировать ненужную жестокость и породить новых Фуше. Это будет архитрудно, особенно если свергнутые эксплуататорские классы окажут бешеное сопротивление. А они его окажут, обязательно окажут.

- Окажут, - согласился пёс. – Уже оказывают.

Показался поезд.

- Ты с нами? - спросил пса мужчина с пышной шевелюрой.

- Нет, мне в Петербург. Надо помогать товарищу Сталину – распропагандировать туземные части, особенно кавказцев. Чтобы перешли на нашу сторону, когда будем свергать Керенского.

- Привет Иосифу Виссарионовичу, - сказал мужчина.

- Передам, Григорий Евсеевич, - ответил пёс.

Подошел поезд. Мужчины сели в него, а пёс, не дожидаясь отхода состава, побежал по железнодорожной колее в сторону Петрограда.

kommari: (Default)

Екатеринбург. 2018 год.

- А сейчас, Ваше Величество, просим вас с семьей спуститься в подвал. Сделать фотографию. На память о посещении нашего города.

Королева Великобритании посмотрела на незнакомого мужчину с некоторым удивлением.

- Вы мистер Ройзман?

- Нет, - ответил мужчина. - Меня зовут Юровский. Прошу вас.

"Почему так много евреев в этой странной стране?" - подумала Елизавета, но задавать этот вопрос не стала.

Она и вся ее многочисленная семья начали спускаться вниз. В лестнице было ровно 23 ступени.

kommari: (Default)
Можно прямо сразу на обложу моей гипотетической книжки про котов, собак и коммунистов.



kommari: (Default)
(начало: http://rabkrin.org/v-mire-zhivotnyih-rasskazy/)

Так-то вообще по вечерам с нашим псом Агафоном гуляет мой сын, потому что я гуляю утром, что более трудновыполнимо, но иногда я и вечером вывожу его, если у сына что-то полезное в жизни происходит, вроде участия в пикете против какого-нибудь вредного для Города строительства, или ещё чего-то, более гнусного, или, наоборот, в поддержку чего-нибудь хорошего, левого. А иногда у того и просто сессия на носу.

Read more... )
kommari: (Default)
Вспомнил свой старый рассказик. Хотя меня ругали за него помню сильно - типа, советское мещанство.

"— «Осторожно, двери закрываются!» — сказал механический голос. Поезд тронулся с места. В этот момент неподалеку от него стоявшая черноволосая девушка подняла вверх руки и закричала: «Аллаху акбар!» Сразу после этого раздался взрыв – и мир для Алексеева превратился во тьму. Он не узнал, что, кроме него, жертвами взрыва смертницы-самоубийцы Розы Арчаковой из московского джамаата «Праведность», стали еще 17 человек. Жертв могло быть больше, но благодаря умелым действиям водителя локомотива во время пожара никто не погиб, а раненым была оказана своевременная помощь. Игорю помощь не помогла, он умер сразу. Когда он умирал, перед ним пролетела вся жизнь, но почему-то не его, а чья-то другая. Точнее, какого-то другого Игоря Алексеева. В этой жизни он ходил на работу в своем НИИ Центромаш, где потихоньку вырос в карьере до старшего инженера и замдиректора, ездил летом с семьей и двумя детьми в отпуск – сначала в Юрмалу и в Крым, а потом, когда оба сына подросли, в Карелию и на Кавказ, где они лазали по скалам. Один сын стал легкоатлетом, и выступал за сборную СССР — а в этой жизни СССР почему-то был — на Олимпийских играх в Кабуле, где получил, правда, только бронзу, затем учителем в спортивной школе во Фрунзе, другой же пошел по стопам отца, стал хорошим инженером, даже летал в космос и работал над строительством первой советской лунной станции. Впрочем, к этому времени работа в космосе стала уже обыденностью, хотя платили неплохо и сын купил себе весьма неплохой китайский джип, предмет зависти соседей. А потом были внуки, дача в Подмосковье, тихая старость, в общем, совсем обычная жизнь".
kommari: (Default)

(продолжение цикла:http://rabkrin.org/v-mire-zhivotnyih-rasskazy/)

С запада к Глиникскому мосту, что лежит поперек немецкой речки Хафель, подъехали три черных автомобиля «Линкольн», красиво развернулись и встали елочкой, то есть наискосок. С востока приехали три автомобиля «Победа». Они просто остановились один за другим. Из тех и других машин вышли мужчины. На западной стороне моста это были американцы, на восточной – советские. Американцы были в военной форме, советские в одинаковых черных костюмах.

Сидящий в одном из «Линкольнов», опустил боковое стекло и начал снимать все происходящее на кинокамеру.

Советские не обращали на это внимания и у них никто ничего не снимал. Даже на фотоаппараты. Впрочем, все фиксировали – через мощную оптику – люди из восточногерманской «Штази», сидящие на чердаке небольшого дома в километре от Глиникского моста.

Мужчины поглядывали на часы.

Когда наступил полдень, и с запада, и с востока прибыло еще по одной машине.

Из восточной вышли двое таких же мужчин в черных костюмах. С ними была собака, которую держали на поводке.

На западной стороне из машины вышел мужчина в форме ВВС США с пластиковой коробкой в руке, в которой сидел кот.

Read more... )

kommari: (Default)
(продолжение этого цикла)
Любая достаточно развитая технология неотличима от магии.

Артур Кларк

Я, когда возвращаюсь с работы, иногда по дороге захожу в небольшой парк, который в свое время с трудом удалось отстоять от точечных застройщиков и который, скорее всего, нам не удастся отстоять от обнаглевших попов, которые собираются построить на его месте очередную свою церковь. Но наша безнадежная борьба еще продолжается, то есть мы, местные жители, регулярно собираем подписи и митингуем, поэтому парк пока стоит.

И я, если хорошая погода, перед тем как идти домой, частенько сажусь там на скамейку и читаю какую-нибудь распечатку, сделанную специально на этот случай. Потому что дома посидеть в тишине мне уже не удаётся. Нет, я их всех люблю, своих домашних - и людей, и хвостов, но вот сосредоточиться с ними бывает трудно.

Только я сел в этот раз и достал распечатанную на нескольких страницах свежую статью из New Left Review, как передо мной нарисовался кот. Такой обычный уличный пролетарский кот, в состоянии средней паршивости. Он сел напротив и стал меня рассматривать.

- Дать мне тебе нечего, брат, - сказал я ему с грустью. – Но если уж тебе совсем хреново, то могу сходить домой, чего-нибудь принести.

- Спасибо, - сказал кот. – Не надо. Справимся.

- Хорошо, - ответил я и хотел дальше погрузиться в статью, но кот сказал:

- Бедность – это худшая форма насилия.

- Да, - сказал я. – Ганди иногда отжигал не хуже, чем большевики. А как он помер – так и поговорить стало не с кем.

Read more... )
kommari: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] beauty_spirit в «Графиня с изменившимся лицом бежит пруду»
Встретила на просторах интернета прекрасное – две части рецензии небезызвестного Константина Анатольевича на роман небезызвестной же Елены Чудиновой «Победители» (тут и тут). Уржаться – и от романа, и от рецензии. Роман то я, естественно, не читала, но не надо про Пастернака – художественные достоинства, а точнее их отсутствие мне очевидны и по процитированным отрывкам, чтобы читать целиком (это же кровь из глаз может пойти от жеманно-слюнявой галиматьи в таких количествах), меня интересует месседж и мировоззрение. Авторша с трактовкой своей книги Крыловым согласна и позиция у них совпадает, эта ненаучная фантастика обсуждается к кругах данных белогвардейцев-монархистов (что само по себе тот еще лулз) на полном серьезе, как реалистичный сценарий и отражение влажных мечт этой публики. Поэтому есть причины вникнуть в отзыв и уплыть в далекие дали от восторга.

Описывается там «Россия без в большевиков». Что было бы, если в ходе Гражданской войны победили не красные, а белые - большевики были публично повешены на площадях, Колчак установил десятилетнюю диктатуру, а потом добровольно передал власть (охохо и ахаха) законному Царю. Как ни странно, но это не Николай 2. Николая убивают даже в этом желаемом раскладе - видимо, что с таким царем не полетим, немного подозревает даже монархистка Чудинова. Действие книги происходит уже в 1987 (насколько я поняла), главной героиней является некая Нелли, под которой авторша подразумевает себя любимую, что подчеркивает даже обложка произведения (впрочем, обложка – это отдельная песня).
Read more... )
kommari: (Default)
Отделение почты находилось на самой окраине города. Поэтому туда иногда приезжали из соседних деревень на телегах. Потому что, после оптимизаций, своей почты в деревнях не было.

Но тут вошел мужик с лыжами. Настоящий такой мужчина, здоровый, с бородой. И с лыжами, на которые налип снег.

- С лыжами нельзя! – заорала Надька, начальница. Она сидела на приеме коммуналок, потому что одна из девочек заболела.

- А куда мне их деть, на улице оставить? – спросил добродушно мужик. – Так сопрут.

Голос у него был приятный, и Надька, натура издерганная, но все-таки добрая, не стала обострять.

- От снега почисти хоть!

Мужик послушно вышел, когда вернулся, на лыжах снега не было. Поставил их у двери.

Затем изучил надписи на окошечках, подошел к тому, где было написано «Денежные переводы».

- Дочке мне надо в Москву денег перевести, - сказал он Наталье Дмитриевне.

И положил перед собой несколько купюр.

Read more... )
kommari: (Default)
Урок в Синераме

Михаил Борисович умел рассказывать очень увлекательно. Приближалось 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции, и сегодня на географии речь пошла о том, как смелый и простой советский человек сумел изменить лик страны, как люди мира переделывают планету для счастья народов.

Урок проходил в большом круглом зале школьной Синерамы. Затаив дыхание, класс — двадцать мальчиков и девочек — будто парил высоко-высоко над равнинами, реками, морями, горами.

И всё это великолепие жило, переливалось красками, менялось на глазах. Особый приём кино — «лупа времени» — позволял наблюдать, как строились гигантские объекты, как могучие лесные полосы прорезывали бывшие пустыни, как протягивались друг другу навстречу пролёты мостов над безднами горных ущелий, вырастали плотины и дамбы на водных просторах. Грохотали атомные взрывы. Они срезали ненужные холмы, прорывали каналы, создавали новые моря. Обь и Енисей поворачивали вспять, промывали Аральскую впадину, орошали недавние пустыни и спадали в Каспий, переставший высыхать. Новая плотина, огромная, высокая, по которой мчались атомные ширококолейные поезда, загородила Берингов пролив, ликвидировав холодное течение из Ледовитого океана и тем самым заметно улучшив климат всего Дальнего Востока.

Потом земная поверхность как бы таяла, становилась прозрачной, и можно было видеть, что делается в недрах. По дну Каспийского моря ползли подводные танки-нефтезаводы, в глубине вулканов подземные лодки — стальные кроты — прорывали шахты к вечным источникам энергии. За полярным кругом раскинулся подземный город Углеград. Затем исчезла и земля. В мировом пространстве неслись почти со скоростью света фотонные ракеты — величественные межзвёздные корабли, стремящиеся к ближайшей и такой далёкой планетной системе — Альфа Центавра.

Так шагала история. Так далеко продвинулось человечество по пути науки и техники за 100 послеоктябрьских лет. Это казалось невероятным… И Игорь вспомнил 120-летнего прадедушку Даниила Лукича. С гордостью рассказывал он о беседе с самим Лениным — около 100 лет назад, на III съезде комсомола… А теперь вот оно, будущее, начертанное великим вождём и созданное народами земли.


Владимир Иванович Шевченко, "В 2017 году". «Семья и школа» № 11,1957.

Целиком: http://flibusta.is/b/473155/read

PS. "Просрали, всё просрали, долбоёбы." (с) Дмитрий Анатольевич Горчев
kommari: (Default)
Продрав глаза, я страшно удивился.

Потому что обычно меня будил Кот – во-первых, чтобы пободаться, во-вторых, чтобы на предмет поесть.

На часах было девять, выходной, и на работу мне не надо, но Кота не было. Я даже немного испугался – нарушения в порядке Мироздания чаще всего означали что-то плохое: падение советского коммунизма, приход опергруппы ФСБ, дефолт, избрание Путина на очередной срок, еще один Майдан на Украине.

Не одеваясь, я пошел на кухню. И предчувствия меня не обманули. Кроме Кота на кухне сидело еще одно создание того же рода, только другого пола, то есть кошка. Кот смотрел на нее не отрываясь и с восхищением, словно Троцкий на входящую в устье Невы «Аврору».

- Э… - сказал я.

Read more... )
kommari: (Default)
(продолжение цикла "В мире животных")

- Нет, - сказал Королев. – Только не это.

Главный конструктор сидел за письменным столом, на котором, кроме бумаг и чертежей, стоял макет первого спутника, подаренный ему рабочими и инженерами на день рождения.

Собака сидела рядом с ним, справа.

- Сергей Павлович, а у вас есть другой вариант? – спросила она.

Read more... )
kommari: (Default)
Собрал весь цикл "В мире животных" (что написано на данный момент) в одно целое.

Самому приятно было перечитать, как это ни странно.

http://rabkrin.org/v-mire-zhivotnyih-rasskazy/
kommari: (Default)
… Это был настоящий бал. Из тех, которые бывают только раз в году и о которых потом несколько недель пишет вся глянцевая пресса и все гламурные сайты.

Императорский Рождественский бал, куда получить даже гостевой билет – это несбыточная мечта каждого, кто хочет приобщиться к настоящей жизни.

Вензеля с царскими коронами, лучший оркестр страны, играющий вальсы Шуберта, а какая там публика! Сенаторы и депутаты Думы, министры и руководители госкорпораций, олигархи и генералы силовых ведомств, руководители телеканалов и звезды этих самых каналов, Алла Пугачева и другие селебрити первой величины, они же сливки отечественной культуры – включая Максима Галкина и Андрея Малахова.

Но украшение бала, его кульминационный пункт – это так называемый выход в свет дебютанток, когда девушки из лучших фамилий страны впервые появляются на таких представительных мероприятиях.

Read more... )
kommari: (Default)
Темнело. Толпа людей на площади стремительно росла. Многие были сильно выпивши. Царила атмосфера праздника.

- Долой КГБ! Долой КПСС! Долой палача! – доносилось скандирование с неизменным «Ельцин! Ельцин!»

Многие размахивали российскими триколорами.

За всем этим наблюдала странная парочка: мужчина немного старше среднего возраста в хорошем, явно заграничном костюме, в шляпе и с тростью в руке, и совершенно дворняжного вида собака.

- На штурм Лубянки пойдут? – озабоченно спросил пес.

- На штурм? – переспросил мужчина.

- Нет, - подумав, сказал он. – Повалят Феликса, скорее всего. Так в соцстранах было. Да там в толпе немало тех, кому сейчас страшнее, чем конторским. Что про них выплывет.

Read more... )
kommari: (Default)
Товарищу Всеволоду Петровскому посвящается.

Когда начались события на Украине, мы, конечно, в стороне не оставались. Я и про своих товарищей, и про семью. Деньги собирали, гуманитарную и негуманитарную помощь, отправляли на микроавтобусе в Донецк и Луганск - есть у нас очень славный парень, Игорь, который туда несколько раз уже ездил.

Из семьи моей только Кот был решительно против, заняв позицию «чума на оба ваших дома». Репрессалий против него мы решили не вводить, потому что если за все безобразия его репрессировать, то это какой-то 37-й год получится, а XX съезд Партии не велел.

И вот из одной такой поездки на восток Украины Игорь привез Машку.

Read more... )
kommari: (Default)
Мы как раз собрались есть, при этом всей семьей, которая редко бывает в сборе в полном составе. То есть все сидели за столом, даже мой сын, Оболтус, а Ленка, моя жена, приготовилась раздать всем еду. От которой пахло очень даже хорошо.

У стола сидели пес Агафон (добрейшей души пёс-сталинист) и кот по имени Кот (наглая левацкая морда). Это был тот редкий момент, когда оба хвоста могут находиться друг подле друга, не занимаясь теоретическими или историческими спорами, или выяснениями бытовых отношений – кто может лежать на кресле, например.

Правда, Агафон смотрел на нас и на стол с обычной собачьей преданностью и радостно: вот хозяева чего-то вкусное едят, сейчас и мне перепадет, и жизнь прекрасна!, а Кот с обычным презрением: едят чего-то, чего я есть точно не буду, но ведь и не дадут, и жизнь - это юдоль скорби!

И вот только Ленка подняла крышку с большой кастрюли, как в дверь позвонили.

Read more... )
kommari: (Default)
(это я все продолжаю)

Дом, возле которого назначена была встреча, ночью был разрушен американской авиацией.

Из обломков еще валил дым, пожарные, фольксштурм и советские военнопленные под охраной полицейских разбирали завалы.

Штирлица охватило нехорошее предчувствие. Он вышел из машины, стал входить взад-вперед возле нее, иногда бросая взгляд развалины.

«Скоро наши придут, потерпите еще немного, родные!» - хотелось крикнуть пленным красноармейцам, покрытым кирпичной пылью, грязью и штукатуркой, явно очень недоедавшим людям в сносившейся до дыр форме, расчищавшим завалы.

И было очень тревожно за контакт.

- Мяу, - услышал Штрилиц и на него накатила волна счастья: жива!

Read more... )
kommari: (Lenin)
(это типа продолжение цикла, если кому интересно)

Погода в Лондоне и так не ахти, а уж в марте и совсем. Туман с самого утра, сырость, продирающий до костей холод.

Одиннадцать немолодых мужчин стояли у свежей могилы, возле которой лежало несколько венков.

Один из мужчин заканчивал свою небольшую речь.

- …был человеком, которого больше всего ненавидели и на которого больше всего клеветали. Правительства — и самодержавные и республиканские — высылали его, буржуа — и консервативные и ультрадемократические — наперебой осыпали его клеветой и проклятиями. Он отметал все это, как паутину, не уделяя этому внимания, отвечая лишь при крайней необходимости. И он умер, почитаемый, любимый, оплакиваемый миллионами революционных соратников во всей Европе и Америке, от сибирских рудников до Калифорнии, и я смело могу сказать: у него могло быть много противников, но вряд ли был хоть один личный враг.

И закончил:

- И имя его и дело переживут века!

Говорил он по-английски, но чувствовалось, что сам он иностранец.

Read more... )
kommari: (Default)
Я сидел в кресле и смотрел телевизор.

Точнее, не телевизор, а скачанный из Интернета третий сезон американского телесериала «Прослушка». Смотрел и поражался, насколько же правы были советские пропагандисты, бичуя социальные язвы Америки.

В этот момент кто-то осторожно покашлял за моей спиной.

Я повернулся. За креслом стоял Серый. Это, если кто не знает, такие пришельцы. Примерно полтора метра роста, с большой треугольной головой, и огромными черными глазами. И совсем серого цвета. Таких часто показывают в кино. Или в сериалах тех же.

- Здравствуйте, - вежливо сказал я и поставил просмотр на паузу.

Read more... )

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45 6 7 8
9 101112 13 1415
1617 18 1920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios